Важская водка с Пирожного Ручья


    Во все времена и в любом европейском государстве алкогольные напитки (вернее, поступления от них) были важным способом пополнения государственной казны. Россия – не исключение. Доход от производства и продажи водки и вина шел в госказну в разные времена различными способами. Можно вспомнить прямые договоры между казной и винопроизводителями и виноторговцами. Или достаточно эффективно работавшую систему так называемых винных откупов в первой половине девятнадцатого века. Не раз вводилась госмонополия на производство и продажу той же водки, особенно эффективно (с точки зрения поступления денег в бюджет) действовавшая в советскую эпоху. Или систему акцизов на производство алкоголя сейчас, в наше время.

    Как ни удивительно, но было время, когда наш верховажский край был важным производителем водки на российском европейском Севере…

    Еще в тридцатые  годы восемнадцатого века, во времена царствования императрицы Анны Иоанновны (а вернее сказать, в годы правления ее фаворита, герцога Бирона, принесшего русским немало вреда), верховажский купец Иван Давыдов, человек предприимчивый и ушлый, какими-то путями добился договора с казной на производство «хлебного вина» (то есть водки). Время было одно из самых коррупционный в истории России, и ясно, что без крупных подношений (по-нашему – взяток) тут не обошлось. Но известно, что «пробить» искомое разрешение Давыдову активно помогал не кто-нибудь, а сам губернатор!

    Идея Давыдова была проста и блестяща. Пирожный Ручей, где планировалось строительство винокуренного завода, сейчас Теплый Ручей, славился своей качественной питьевой водой. Недаром и сейчас наш райцентр ее оттуда берет. Рядом лес, то есть дрова, необходимые заводу. В округе можно в достатке закупать сырьё: ржаную муку, овес, овсяную муку, солод. Мужики только рады будут такому близкому сбыту! Будет не хватать – всегда можно прикупить на Алексеевской ярмарке. Наконец, есть дешевая рабочая сила. И рядом Вага, по которой весной и в начале лета на плотах и полубарках можно будет отправлять готовую продукцию в Архангельск. А там, глядишь, и на экспорт. Если, конечно, с таможней «договоришься». Ну, если уж с архангельским губернатором договорился, то почему таможня устоит?!

    И пошло дело! Здание самого завода было построено на удивление быстро. Приобрели казаны (кубы), не менее четырех. Как сообщается в источниках, емкость само большого была до 100 ведер. Что интересно: часть издержек, связанных с производством и транспортировкой «хлебного вина» в Архангельск, брала на себя казна. У нее, спросите, какой интерес? А все очень просто. Основным-то покупателем давыдовской водки в Архангельске была именно казна – «в торгу без передачи», как было зафиксировано в договоре. Ну, дальше шел давыдовский продукт на экспорт. Позднее, уже при Елизавете Петровне, в этом экспорте каким-то «боком» участвовал сам Давыдов. Но основной «навар» тут имело все же государство. Ценилась это водка своим качеством. А в процессе этой купли-продажи и чиновники, наверное, себя не обделяли…

    Бизнес расширился при императрице Елизавете Петровне. Хоть и пишут историки про нее, как про великую модницу (10 тысяч платье после себя оставила!) и любительницу мужчин (сколько фаворитов перебывало в царицыной постели!), но была она все-таки дочерью самого Петра. А это многого стоит!

    Такой факт: только в 1744 году Давыдов поставил в Архангельск водки 4000 ведер по цене около 60 копеек за ведро. Попробовали мы в редакционной бухгалтерии посчитать и перевести те водочные барыши на наши современные рубли РФ. Получается, объем производства составлял (учитывая только поставки в Архангельск) порядка 80-100 миллионов рублей нынешних денег. Учитывая, что продукцию Давыдова везли Шенкурск, Вологду, Тотьму, то можно смело оценивать годовой объем водочного производства в 120-130 миллионов сегодняшних рублей.

    А может ли кто-то из современных верховажских предпринимателей (учитывая не только розничных торговцев – владельцев магазинов, но и лесопромышленников) конкурировать на равных с Давыдовым? Понятно, что точной цифры торгового оборота вам никто не назовет – есть понятие коммерческой тайны. Но в том же ЛПК, например, объемы заготовки, переработки у конкретных предпринимателей известны. Цены на рынке – тоже. Лидеры в сфере торговли известны, хотя объемы их оборота гораздо туманнее. Но тем не менее. Прикинули мы тут со знающими специалистами возможности наших крупнейших предпринимателей ( предприятия, принадлежащие крупным фирмам, в расчет не брали), и получилось: живи Иван Давыдов сегодня и производи он столько же водки на своем заводе, считался бы самым крупным предпринимателем районе. Вот так-то!

    Кстати, в те же тридцатые годы восемнадцатого века (при Елизавете Петровне) вознамерился и другой верховажский купец, Иван Охотинский, заняться водочным бизнесом. Недалеко от Верховажского посада построил свой завод. И прогорел! Одна причина на виду – сырья, (то бишь хлебушка) не хватило. Но есть и вторая: Давыдов был настолько в «силе», что конкурента не потерпел, и посыпались на Охотинского разного рода притеснения со стороны властей. Тогда хоть потребительского, пожарного и других разных надзоров и не было, но проверками и многочисленными придирками замучить можно было – немало купцов да предпринимателей в «долговую яму» попадало…

    Правда, с Охотинским решилось все миром. Видно, были заплачены «отступные», и пустился купец вместо бизнеса… во власть. А точнее, стал бургомистром Верховажского посада.

    Ну, а история с водочным производством на Ваге закончилась так. Государство, почувствовав вкус «бешенных водочных денег», приняло решение о введении своего рода «частичной госмонополии» на производство алкоголя. Требования к производителям-частникам были ужесточены, часть заводов закрыта. И… «накрылся» завод на Пирожном Ручье.

    А отчасти жаль! Работал бы сейчас (да с такой трехвековой историей) – столько бы денег в райбюджет приносил! Глядишь, и не были бы дотационной территорией…

    А теперь перенесемся в день сегодняшний.

    Нынче в районе алкоголем торгуют в 90 торговых точках. Реализация спиртного в них на душу населения составила за 2010-ый год 37,89 литра. Самый большой показатель по Вологодчине! В среднем по области – 32,5 литра на человека в год. Меньше всех пьют в Устюженском районе – 25,2 литра на человека за 2010 год.

    Но зато есть фактор, который финансисты оценивают «на пятерку». Верховажские выпивохи – самые большие в области патриоты. 54 процента потребляемого в районе алкоголя произведено в родной области. А, значит, акцизы от него идут в областной бюджет, а не в московский или чей-то еще. Нас кормят!


©     Валерий Сальников.     «Верховажский Вестник» № 22 (9416)  18 марта 2011 г.


Comments