Градус отчуждения

Николай Зобнин - предприниматель из села Морозово
    Для начала – не такая уж давняя картинка из жизни. Лето, река, что-то вроде пикника на берегу. Пара верховажских предпринимателей, приняв "градус на грудь", начала дружно "поливать"  народ с властью. Местный обычный люд – за то, что туп, пьющ и неинициативен. И, главное, завистлив и озлоблен на бизнес – двигатель прогресса. А власть тоже неинициативна и "стрижет" деньги с бедных предпринимателей. Заинтересовался: как и на что стрижет-то? Оказалось: на благоустройство просят. Сколько! Да вот с него, конкретного предпринимателя, хоть 10-20 тысяч рублей на это дело выделить, да мостки около офиса сделать, да само здание покрасить. А откуда у него деньги-то?!  Между тем рядом стояла недавно купленная "крутая" иномарка...


    «Малыши» и олигархи

    Вообще-то я к нашему малому бизнесу всегда относился с уважением. И писал, и говорил: молодцы, мужики! И деловые дамы, конечно. Надеясь только на себя, поднимают свой бизнес зачастую практически с нуля. Хотя многие, конечно, для раскрутки еще в девяностые годы воспользовались и попавшим в руки советским наследием – что было, то было. Но крутились, развивались. Кто-то "тонул", но большей частью "выплывали". С сочувствием, а то и с некоторой завистью земляков. Не без этого.

    Но вот что стало заметно в последние годы. Как-то более ощутимо начал углубляться раскол между нашими бизнесменами и обществом, обычными, "рядовыми" людьми. Нет, я не про разницу в благополучии, в уровне и стиле жизни – что как раз зримо и ощутимо. Я о расколе психологическом. Предприниматели, как говорится, "плоть от плоти народной", все больше и больше отдаляются от своих не столь удачливых земляков, с которыми нередко повязаны, помимо общей "малой родины", родственными и дружескими узами. Действительно стали ощущать себя отдельным сословием!

    Может, это бы и ничего. Но вот ведь какой феномен: многие и с действующей властью себя ни в коей мере не отождествляют, более того, видят в ней не естественного союзника, а некоего противника, чуть ли не врага!

    И еще момент: местные предприниматели и с крупным капиталом себя не отождествляют. Что и понятно. Куда им до олигархов! Не удержусь, немного отвлекусь на этих олигархов. В Лондоне сейчас, как известно, Березовский судится с Абрамовичем. Первый обвиняет второго в мошенничестве и уводе громадных средств. Такой вот пассаж, над которым сейчас потешается Европа.

    Адвокаты спрашивали Абрамовича, где он, собственно, деньги взял для покупки своих огромных нефтяных активов. Процитирую дальше близкое к российским правительственным кругам издание СМИ, которое, несмотря на эту близость, от ехидства не удержалось. "Если судить по туманным и длинным ответам любимого олигарха жителей Чукотки, с рефреном "не помню... и это не помню", деньги ему давали сами компании, которые он покупал. А те занимали в банках под будущие доходы. Его объяснения невозможно перевести на английский язык, поскольку такие действия находятся за пределами понимания логики жизни английскими судьями. Кстати, чуть ранее не смогли в суде перевести и российское понятие "крыша".

 

    История не учит?

Вернемся в родные пенаты и к родным бизнесменам, отнюдь не олигархам. Возникает устойчивое впечатление: и они тоже вырабатывают свой язык, понятный в своей среде, живут интересами, которые заметно расходятся с нуждами и чаяниями обычных людей.

    Определенное отчуждение от власти тоже налицо! Та, какой бы критикуемой ни была (зачастую справедливо), все же воспринимает сигналы, идущие из "низов" общества. Тревожные сигналы! И пытается довести как-то до разума тех же предпринимателей: ребята, надо что-то делать! И у вас, и у нас свои рычаги, и надо ими сообща воспользоваться, чтобы сделать жизнь людей чуть лучше!

    Увы, доходит не всегда... Видно, история нас ничему не учит! Прав в свое время был Солженицын, писавший, что без февраля не было бы и октября 17-го года. Кто был движущей силой Февральской революции? Буржуазия! Все сделала, чтобы смести царя и империю. И преуспела в этом. А потом, когда грянула большевистская революция, когда заполыхали пожары да загремели расстрелы, эта самая буржуазия спохватилась, зачесалась, да было поздно. Народная буря смела и ее. Не страшновато сейчас, господа?

 

    Разница поселений

    Последние пару-тройку месяцев в поездках по району пытаюсь узнать, расспросить: как же местный бизнес взаимодействует с властью – районной и поселенческой? Как помогает своей родной "малой родине", соседствует с простыми земляками – рабочими, интеллигентами, безработными, пенсионерами, стариками и молодежью? Говорил на эту тему и с главами, работниками администраций, с предпринимателями. И ведь разная картина получается! Ситуация по поселениям отличается друг от друга.

    Вот в Чушевицах местный сельский глава Иван Акиньхов долго и на примерах рассказывал, как каменский предприниматель Владимир Дьячков с партнерами помогают родному поселку, местным жителям. Впечатляет! Потом (и не только с Иваном Павловичем) "прошлись" по другим здешним бизнесменам. Ну, о руководителях крупных организаций (по чушевицким меркам) разговор отдельный – они понимают, что в обыденную социальную жизнь села вкладываться тоже надо.  А вот иной «индивидуал» ерепенится...

    Личное убеждение (подкрепленное и "спецами" на районном уровне): все-таки наиболее выстроенные отношения у сельской власти с местным бизнесом – в Морозове. И не только потому, что у здешней главы Татьяны Герасимовской муж тоже предприниматель. Просто она "изнутри" чувствует как проблемы и реалии бизнеса, так и возможный потенциал той помощи, которую он может оказать землякам. Конечно, как и везде, "колдобины" у местной власти во взаимоотношениях со здешним бизнес-сообществом тоже есть. Бывало, и жалились друг на друга в приватных беседах автору этих строк. Но ведь и общее дело делали! Николай Зобнин, Геннадий Герасимовский, Андрей Саврасов, Валерий Зажигин, Николай Саврасов, Иван Постников, Сергей Селянин, Анатолий Лапин – эти и другие фамилии мне называли в Морозове, приводя примеры конкретной их помощи поселению, Коскову, Пежме.

    Но так ведь – ох, не везде! Не буду называть, но есть поселения, где с трудом припоминали то немногое доброе, что сделали местные бизнесмены для своих земляков. Кроме того, что рабочими местами обеспечивали.

    Есть поселения, где руководитель крупного хозяйства заметно превалирует над другими деловыми людьми. Как Сушов в Липках или Мызин в Верховье. Не подавляет – отнюдь! Просто реальный вес у них больше. Но и в том, и в другом случае (мне кажется, особенно в Липках) отношения с местной властью налажены и выстроены.

 

    Чему завидует Ордин?

    Свои непростые особенности, как ни странно, в Верховажье. Здесь предпринимателей-то побольше, чем на всей оставшейся территории района. Но если надо что-то более масштабное сделать для Верховажья (например, должным образом подготовиться к Алексеевской ярмарке) – без подключения районной власти, главы района не обойтись. Хотя, справедливости ради, отметим, что верховажские предприниматели – люди разные. Кто-то (как Лайпановы, например) стараются работать в союзе с местной властью, обустраивать село, делать его краше. Кому-то на это глубоко наплевать. Главное, видно, чтобы свой карман полным был. Зато сколько яда может быть вылито при случае на чужую инициативу, будь это начинание власти, депутатов или меценатский вклад кого-то из коллег.

    Помню, в одно из летних посещений нашего района губернатор Вологодчины Вячеслав Позгалев во время встречи с общественностью привел в пример кич-городецких предпринимателей – мол, как они сами, без принуждения, много делают, чтобы их родное село стало более ухоженным, как умеют работать для этого в одной связке. Поначалу тогда подумалось: что это Вячеслав Евгеньевич об этом в нашем-то Верховажье говорит? Потом дошло: не случайно! Осведомлен, наверное, о верховажском предпринимательском отчуждении от многих нужд местного общества и родного села.

    Недавно глава нашего района вернулся из деловой поездки в соседний Тарногский район. На еженедельной планерке в районной администрации Ордин первым делом заговорил не о сиюминутных местных проблемах да "болячках", а о том, как сообща работают тамошние предприниматели, чтобы сделать жизнь и быт тарножан чуточку лучше. Как вкладывают в это свои кровные деньги, почитая это не в тягость, а за честь. И говорил об этом Юрий Вячеславович (так мне показалось) с ощутимой долей хорошей зависти. Есть ли в области обратные примеры? Да сколько угодно! Картина по Вологодчине разная, как и по нашим поселениям. Вон в Харовске, судя по всему, тоже разброд да шатания, да оголтелая критика "вся и всего". И из-за этого, в том числе район потихоньку идет вниз...

 

    Элита? Помоги людям!

    Вернусь к началу публикации. Так вот, выскажу свое мнение. Кажется, это настроение отчуждения в верховажском предпринимательском сословии проявляется достаточно отчетливо. Отчуждение от народа, от потуг и устремлений власти, от решения множества каждодневных проблем, которые (вроде бы) напрямую наших бизнесменов и не касаются. Вот что еще интересно. Они ведь все явственнее ощущают себя «элитой общества». Посыл простой: если они успешнее, обеспеченнее, значит, так и есть. В чем-то согласен. Но если ты принадлежишь к элите, будь добр, простите, жить не только своими шкурными интересами. Будь готов решать и проблемы общества. Помогать обездоленным, меценатствовать, вкладываться в благоустройство и обустройство родного села. Воспитывать молодежь, а не просто трепать языком по этому поводу. За положительными примерами ходить далеко не надо. Они и близко есть. В своей среде, в своем районе. Вон Мызин не так давно обещал посадить молодых на новые престижные трактора – сделал. Во многом с примера Зобнина стала восстанавливаться церковь в Морозове. Дьячков своим чушевицким землякам помогает, и не только дровами. Один школе поможет, деревенской бабке печку подсобит переложить, другой на развитие детского спорта да на покупку призов деньжат подкинет, третий без всякой огласки на сельскую улицу с привычной грязью пару-тройку "КамАЗов" гравия привезет. А кто-то в более масштабную инициативу ввяжется. Не рассчитывая при этом на гипотетические грядущие преференции со стороны власти.

    Беда в том, что многие, отнюдь не бедные люди не прочь посмеяться при случае над своими коллегами – "наивными доброхотами". И поумничать. Держа "фигу в кармане". Игра для своих или на публику? Если бы! Так ведь и доиграться можно! Что в истории, повторюсь, уже бывало...

 

    Вместо послесловия

    Въедливый читатель, пожалуй, вправе спросить: а где же отрицательные примеры этого "жмотничества" да "фиги в кармане" земляков-предпринимателей? Тем более, если уж о положительных говорил. Да таких у меня полблокнота, наверное, наберется! От самых скромных до живописных картинок с хамством и пренебрежением к людским горестям и серьезным проблемам нашей общей малой родины. С фамилиями и подчас датами...

    Писать об этом тошно, да и не хочется. Не потому, что персонажи в суд подадут за оскорбление чести и достоинства. А потому, что все-таки верю: вслед за достижением своего личного успеха эти люди подумают и об успехе общем. В конце концов, мы, русские, интересами общины испокон веков жили! И нижегородский купец Минин четыреста лет назад всесословное русское ополчение против иноземцев и Смуты поднимал не ради будущих доходов. А ради чести (своей и народа), ради Отечества. И понятия эти, надо полагать, для него были не пустыми... Ау, нынешние купцы!

    Валерий Сальников.  «ВВ»  № 92 (9486) 18 ноября 2011 г.


Comments