Илья Михальчук: Нравиться всем может только дурак или бездельник

    Илья Михальчук предпочитает не загадывать, оставит ли его президент губернатором Архангельской области на новый срок. Себе в заслугу он ставит несколько крупных строек и снижение зависимости региона от привозного топлива. В интервью корреспонденту РБК daily Дмитрию Коптюбенко он объясняет, почему он не смог до конца потушить конфликт региональных элит, как долго область сможет набирать долги, и рассказывает, какие неудобные вопросы ему задают инвесторы.

    МАЛО, НО ЧЕСТНО

    — На думских выборах в вашем регионе «Единая Россия» получила чуть больше 31%...

    — 31,9%.

    — Это был ожидаемый результат?

    — Нет.

    — Предварительные опросы сколько вам сулили?

    — Откровенно говоря, мы были уверены, конечно, в лучших результатах. Мы ожидали итогов на уровне 48—51%. Тому были свои основания: не только срезы общественного мнения, но и те реальные итоги работы, которые мы могли предъявить избирателю. И, конечно, нас результаты расстроили. Но зато, я вам прямо хочу сказать, это результаты точного электорального среза. Не было — и это признали все оппозиционные партии — ни одного факта фальсификации.

    — После того как были оглашены результаты, как известно, губернаторов пригласили на Старую площадь…

    — Многих не приглашали. По моим данным, в числе приглашенных было всего 20 человек. С какими целями и по какому принципу, не знаю. Я приглашен не был, как и многие мои коллеги. Мы продолжали активно работать дальше и трагедии из итогов выборов не делали. Хотя, конечно, выводы делать нужно. Я считаю, что нас самоуверенность, может быть, подвела.

    — Но какие-то контакты с центром после выборов все же были?

    — Нет. И я считаю, нужно фокусировать внимание на конкретной работе, а не на ожидании резолюций. Я хочу сказать, что не стоит дергаться. Как примет президент решение, так и будет. И так вот, если кто-то волнуется за себя, то надо взять, уступить место и выбрать более спокойную область деятельности. А пока задачи перед каждым губернатором стоят, надо пахать, и все. Я так рассуждаю.

    — Вы сами как ощущаете — вас оставят на второй срок?

    — Думаю, да. Сложно предугадывать, учитывая, что это зависит не от меня. Но я до любого решения буду активно работать. А сидеть и ждать, выгонят тебя или не выгонят, освободят тебя или не освободят, — это удел слабых.

    — О некоторых чиновниках области, например о заместителе губернатора Романе Балашове и лидере списка «ЕдРа» на выборах Владимире Пехтине, часто говорят как о возможных ваших преемниках. Как с ними вы сейчас выстраиваете отношения?

    — Нормальные рабочие отношения. Конечно, если президент выберет кого-то из моего окружения, я буду только приветствовать. Но считаю, что к этому нет предпосылок. Владимир Алексеевич Пехтин — просто по возрасту. Что касается Романа Викторовича Балашова, он хороший коллега, товарищ по работе. Но, думаю, немного другого склада. Но опять же мы предполагаем — президент располагает. Гадать на кофейной гуще — неблагодарное дело. Меня с самого начала прочили заменить, уволить. То провоцировался скандал, то какие-то дела заводились, не имеющие судебной перспективы. Но, наверно, это удел каждого, кто приходит в регион извне. Ведь для многих лучше плохонький, но свой. Такое чувство местничества присуще любому региону, и я не осуждаю за это людей. Кроме того, в нашем регионе очень политизированная элита.

    — Кстати, о политизированности элит. Недавно фонд «Петербургская политика» поставил вам «кол» по пятибалльной системе, в том числе сославшись на то, что у вас сложные отношения с элитами…

    — Про всю элиту не могу говорить, но есть отдельные индивиды, которые пытаются управлять умами и социальной атмосферой. Они привыкли, что в области или слабый руководитель, который позволяет что хочешь, или бюджет они рассматривают как собственный карман. Для первого я повода не даю, а второе стараюсь пресекать. Другое дело — полемика, диалог. Я открыт для разговоров на любые темы. Наверно, не так много встретите вы губернаторов, которые активно обсуждают сами, без пресс-службы, в тех же «твиттерах» или в блогах самые больные темы. Я веду прием граждан столько, сколько все мои замы, вместе взятые. Езжу по районам. А то, что элиту не устраивает, — ну что ж. Все равно диалог идет. Кому-то нравится, кому-то не нравится. Нравиться всем может только дурак или бездельник. Потому что ни к тому, ни к другому вопросов нет. Ну и потом.… До того как в регион пришел я, был ужасный конфликт между губернатором (тогда главой области) и законодательным собранием. Попытки «неудов», импичментов и так далее. Война настоящая шла у администрации области с городом. Сейчас все не так.

    — С другой стороны, в этом году была попытка областного собрания депутатов инициировать обращение к президенту по поводу неэффективности работы исполнительной власти. Говорят, что не хватило четырех голосов…

    — В этой неудовлетворенности, наверное, где-то и моя вина была, где-то я не шел на компромиссы с теми или иными партиями. Я член партии «Единая Россия» и горжусь этим. И, имея диалог с другими партиями, конечно, отстаиваю позицию своей. Да, попытки подвинуть меня были. Ну что ж, из-за этого надо хвататься за голову и уходить из активной работы? Самое главное, что я не держусь настолько за это место, чтобы идти на компромисс со своей совестью. Если кто-то из депутатов тянет на себя в ущерб другим, я отстаиваю позицию закона.

    — В вашем регионе недостаточно по сравнению с другими развит институт сити-менеджеров. Это сознательная политика губернатора?

    — Когда я десять лет работал мэром, а, поверьте, этот опыт дорогого стоит, я был категорически против института сити-менеджеров. Почему? Потому что я считал, что если тебе доверили власть, ты должен уметь нести ответственность перед людьми и перед законом и делать так, как надо, а не так, как тебя заставляют. Но сейчас я вижу, что чаще всего рубль или красивые слова с трибуны играют определяющую роль на выборах. Поэтому сегодня я стою за сити-менеджеров. Мое предложение было в Архангельске сити-менеджера ввести, я поддержал изменение устава Новодвинска по сити-менеджеру. И считаю, что надо через укрупнение поселенческих муниципальных образований первого уровня тоже выходить на сити-менеджера. Все-таки должна быть единой и вертикально выстроенной финансовая и стратегическая политика, она не может меняться в зависимости от того или иного оратора или нового управленца.

    — Накануне выборов началась дискуссия по поводу неэффективности института полпредов в федеральных округах. Дескать, как ставленники президента себя оправдали, но им нужно придавать новые функции, в частности касающиеся инвестиционных проектов.

    — Я полностью с этим согласен. Сегодня регионы ослаблены тем, что руководство надзорными силовыми структурами выведено на полпредов. Я считаю, и раньше об этом говорил, что полпреды очень нужны были в пору парада суверенитетов, когда все тащили на себя столько функций, «сколько унесете», как говорил покойный Борис Николаевич Ельцин. Но сегодня их функции должны быть переориентированы на экономику, на интеграцию регионов. Надо жестко спрашивать с губернаторов, вопросов нет, но называть всех коррупционерами, а потом говорить: «Идите к людям и ведите за собой население», — это неэффективно.

    СТРОЙКА В ДОЛГ

    — В области растет дефицит бюджета. За несколько лет — до 15 млрд. руб. Это примерно треть от доходной части.

    — Не вижу ничего в этом страшного. Дефицит почему растет? Потому что мы много строим. Строим больше, чем зарабатываем. А если бы ждали, пока заработаем, ничего и не было бы. 20 лет с 1992 года строилась областная клиническая больница. Там было скандальное дело о привлечении венгерского кредита. А результат какой? Мы взялись и завершаем стройку. А это ни много ни мало около 2 млрд руб. Строили в онкологическом диспансере операционный блок на десять операционных — порядка 1,5 млрд. Девять лет строился областной драматический театр. Я занял пост губернатора, и объект закончили буквально за год. Жилье у нас никогда не вводилось за исключением старых советских времен, а мы в прошлом году ввели 227 тыс. кв. м. Выполняли задание президента, построили уникальную дорогу по Плесецка, там ни много ни мало 111 км. Я пришел к Владимиру Владимировичу Путину, он поддержал и выделил 1 млрд на строительство жилья для бюджетников, еще миллиард на эти цели получим в перспективе. Мы разработали уникальную схему ипотечного кредитования, на средства федерального бюджета строим жилье там, где уже более пяти лет нет нужных специалистов бюджетной сферы.

    — Согласно трехлетнему бюджету региона на 2013—2014 годы вы планируете снижать дефицит бюджета. На чем основан ваш оптимизм, учитывая, что, судя по цифрам, вы и на федеральные трансферты хотите меньше рассчитывать?

    — Существует всего лишь один источник — это налоги.

    — То есть планируете больше собирать налогов?

    — Во-первых, у нас крупный налогоплательщик — оборонные предприятия Северодвинска. Сегодня подписана огромная — на 280 млрд руб. и чуть ли не на семь лет — программа, в соответствии с которой загрузка всех заводов составит 100%. Это налоги. Второе, мы видим, как развивается деревообрабатывающий комплекс. Лишь бы не подвели цены на международном рынке. Третье, уже в следующем году, мы ждем, заработает горно-обогатительная фабрика на месторождении алмазов им. Ломоносова. То есть я хочу сказать, что реальные расчеты лежат под этим прогнозом, они согласовываются с ФНС. Но есть еще и другое. Мы порядка 2,5 млрд руб. направляем из бюджета на дотацию от себестоимости тарифов исходя из доходов населения. Сейчас стараемся от завозного топлива отказаться. Впервые в следующем году у нас снижение тарифов для населения по теплу. А тепло составляет 62% в коммунальных платежах. Благодаря газификации региона и переходу на альтернативные виды топлива на 6% снизятся платежи за тепло у жителей Северодвинска и на 3% у жителей Архангельска. В столице Поморья снижение тарифов идет не такими быстрыми темпами, прежде всего из-за того, что на территории города действует порядка 45 локальных котельных.

    — Многие регионы пытаются привлекать новых инвесторов за счет своеобразных «фишек». Калуга — это автомобильный кластер, Смоленская область хочет стать транспортным хабом... Вы тоже хотите развивать область как транзитный кластер?

    — Транспортный. Логика подсказывает, что у региона будущее именно за транспортной инфраструктурой. И плюс за той базой судостроения и судоремонта, которая располагается в нашем Северодвинске. Сегодня около 60% собственных доходов от лесопереработки у нас в бюджете. Леса в реально доступной и экономически выгодной зоне уже нет. Выход: дороги, транспорт, судостроение и порт. Ну и если стартует процесс децентрализации полномочий, больше будет возможностей рассчитывать на увеличение собственных доходов.

    — Но Минфин хочет лишь урезать региональные налоговые льготы и отдать регионам местные налоги с малого бизнеса…

    — Я вам хочу сказать, что на протяжении всего моего опыта работы я не помню случая, когда давали больше, чем забирали. Поэтому надо реально смотреть на вещи. Одним из главных вопросов, когда к нам в Северодвинск приехал Владимир Путин, был именно тот, который вы мне задаете. Выпадающие налоги из-за перевода на уровень субъекта таких полномочий, как здравоохранение, определенные льготы и так далее, не компенсируют теми налогами, которые передаются на региональный уровень. Потери региона, по разным оценкам, могут составлять от 2 млрд до 5,3 млрд руб.

    — Вы бы сами какие хотели дополнительные налоговые полномочия?

    — Я считаю, регионам нужно вернуть налог на прибыль и НДПИ.

    — Судя по дискуссии на федеральном уровне, шансы реализовать ваши предложения минимальны. Что с Кудриным во главе Минфина, что с Силуановым…

    — Вы знаете, я с Антоном Германовичем уже не раз встречался…

    — Какие впечатления?

    — Мое впечатление: у Минфина ощущение, что регионам много дают. Забрали полицию на федеральное содержание, и у нас, мол, высвободились деньги. Как высвободились? Вот вы забрали полицию и ликвидировали школьных участковых, на 200 человек сократили штат ДПС в области. Кто будет сегодня охранять? Мы не имеем права по закону финансировать. А если и будем, то опять за счет своих собственных ресурсов. Вот и получается, каждый хочет больше забрать и меньше вернуть в той или иной форме. Это диалектика.

    — К вопросу о создании в регионе транспортного коридора… Говорят, что Минтранс склоняется к тому, чтобы замкнуть все потоки на Мурманскую область…

    — Нормальный диалог. Мы доказываем свои преимущества, Мурманск — свои. Это нормально. Но ведь все равно мы говорим, требуем, убеждаем, приводим свои аргумента, а бизнес будет считать свое — как ему выгоднее.

    — Какие у вас аргументы?

    — С точки зрения получения углеводородов, газоконденсата выгоднее, конечно, Мурманск, и здесь все понятно. Но с точки зрения снабжения мы выгоднее. Отправлять большие транспорты что с Мурманска, что с Архангельска прямо на нефтедобывающие вышки невыгодно, если не сделать перевалочный пункт на Новой Земле. А там есть как земли оборонного комплекса, так хорошие цинковые месторождения. В этом отношении мы тоже работаем.

    КАК ПРИВЛЕЧЬ ИНВЕСТОРА

    — По последним данным по Росстату, диверсификация промышленности в регионе становится все меньше и меньше. Обрабатывающее производство в процентах ВРП составляло в 2007 году 14%, а в 2009-м — уже 12,1%. Какие в этом отношении перспективы?

    — Не случайно я много говорю об энергетике. Чтобы притягивать новых инвесторов, надо создать условия для их благоприятного существования. И в первую очередь это стоимость энергоресурсов. Кстати, Путин поддержал строительство в Архангельской области высоковольтной линии мощностью 10 кВт. Если мы ее построим, то выйдем из ситуации замкнутой энергосистемы, попадем в национальное «энергокольцо», и тогда у нас стоимость энергоресурсов упадет.

    — В регионе есть своя команда, которая работает на привлечение прямых инвесторов?

    — Конечно. Нормальные молодые ребята собрались. У нас есть и свой технопарк. Мы приняли в прошлом году закон, стараясь привлечь руководителей «Штокман Девелопмент», в соответствии с которым до трех лет, а в отдельных случаях до пяти инвестор освобождается от всех местных налогов, в том числе и 3,5% от 18% налога на прибыль, что очень важно при больших инвестициях. Кстати, по данным Минрегиона, за десять месяцев этого года в Архангельской области объем инвестиций в основной капитал составил 34,3 млрд руб. Рост по сравнению с предыдущим годом в два раза. Регион вошел в число 25 лучших субъектов Федерации. А по динамике роста инвестиций мы стали лидерами в Северо-Западном федеральном округе.

    — Сразу несколько организаций помогают регионам организовать работу с внешними инвесторами — есть и «Деловая Россия», и Агентство стратегических инициатив, и Национальное агентство прямых инвестиций. Вы с кем из них сотрудничаете?

    — Со всеми. И кроме них, например, с «Ростехнологиями». Недавно встречался с Сергеем Чемезовым, чтобы создать производство по сборке машин на базе Caterpillar. Стараемся сегодня, чего не было раньше, не упускать ни одной достойной внимания отраслевой выставки, будь то общероссийская или мировая. Система продвижения имиджа области постоянно совершенствуется. По крайней мере, мы впервые серьезно этой работой с прошлого года занялись.

    — Вы сами на эти выставки ездите?

    — Когда нужно, да. Ездил в Сочи, в Питер, в Вологде был по лесному хозяйству. Но их так много, что, прежде чем самому ехать, прошу своих коллег проанализировать, что там будет и кто.

    — В этом году обсуждалась возможность создания в регионе фонда прямых инвестиций…

    — Он создан.

    — Какой у него объем?

    — Пока небольшой — порядка 300 млн.

    — Губернаторы некоторых регионов говорят, что были бы хорошие, требующие инвестиций проекты, а инвесторы есть. У вас, я так понимаю, наоборот?

    — Смотря о каких проектах мы говорим. Если речь идет о малых проектах, то здесь мы действительно многое сами делаем. Например, взялись серьезно за развитие биоэнергетики. А если говорить о больших проектах… Как правило, наиболее выгодно, когда инвестор, приняв решение, сам разрабатывает проект.

    — Комиссия правительства утвердила пять крупных инвестпроектов, приоритетных для Северо-Западного округа, в вашем регионе…

    — У нас по количеству проектов самая большая цифра по Северо-Западному федеральному округу.

    — Еще в августе не было понятно, какие будут федеральные меры их поддержки…

    — И сейчас непонятно.

    — А когда появится ясность? Получается, сейчас нечего предложить крупным инвесторам?

    — Немного не так. Ведь поддерживались и ставились на обсуждение те проекты, которые близки к реализации или уже находятся на стадии реализации с вводом в 2012—2013 годах. Например, первый в России завод по производству мелованной бумаги в Котласе уже строится. Развитие второй очереди лесоперерабатывающего комплекса в Устьянском районе тоже ведется. По птицефабрике речь уже идет о второй очереди, которая ориентируется уже не на яйцо, а на бройлерное мясо.

    — Когда вы общаетесь с крупными потенциальными инвесторами, какие вопросы они задают вам в первую очередь?

    — Всем важно одно — доступность главы региона. А потом идут вопросы стоимости энергоносителей, быстроты оформления земель и так далее.

Источник: РБК daily

Comments