Интервью с Виктором =Батей= Гончаренко

Виктор Гончаренко (Язь). Интервью
    От Москвы до села Верховажье Вологодской области – девять часов на поезде, потом четыре часа на автобусе, и еще полчаса пешком. Но истошный вопль местного жителя Виктора Николаевича Гончаренко, поймавшего рыбу язь, был слышен и в столице, и по всей России. «Днем не могу, у меня съемки на СТС. Вечером? Тоже нет, позвали в Comedy Club» - именно так сейчас общается с прессой Виктор Николаевич, в одночасье ставший мегазвездой. Еще немного – и он начнет отвечать только через своего пресс-атташе. Мы ловили его две недели – дольше, чем он язя. Взамен Виктор Николаевич рассказал нам о том, зачем мужики скупили в селе все колготки, а также предложил Ходорковскому вариант побега.

    "Интернет у нас провели три года назад. Так что у меня и в «Одноклассниках» страница есть, и «ВКонтакте». Еще я состою в группе «Охота и рыбалка в Вологодской области», видео про язя я именно туда выложил. А буквально на следующее утро вбегает сын и кричит: «Папа, тебя по YouTube показывают!». Быстро распространилось. Друзья стали подначивать: «Ну, ты, Батя (Батя - это мой ник), теперь звезда, жди предложения с телевидения». А я себя звездой не считаю, я такой же простой, как и был. Хотя, когда в Comedy Club Мартиросян меня объявил, весь зал встал с овациями. Дробыша так не встречали. У меня даже Фан-клубы есть - в Самаре и в Вологде. В Самару ездил - ребятишки три часа стояли под дождем, ждали, чтобы со мной сфотографироваться. Я никому не отказал".

    "Первый канал показал без моего ведома пошленький такой сюжетец - мол, чего он там радуется? Рыба костлявая, невкусная… Хотел бы я встретить того, кто это сделал, и сказать: «Придурок, ты новому «Порше» так не обрадуешься, как я этой рыбе». Просто у нас с ним разные жизненные ценности".

    "Мне один парень написал, что его дед, бывший рыбак, последний год очень сильно болел, был прикован к постели. Но когда он ему показал мой ролик, тот встал и пошел! Вот это меня радует, что я столько позитива людям принес".

    "Я 27 лет отслужил в милиции. Сначала инспектором ДПС, потом командиром отделения патрульно-постовой службы. Увольняться не собирался - сократили в связи с долбанной реформой. Якобы возраст у меня запредельный. А я разве похож на старика?! Отлично справлялся, и опыт мой ничем не заменишь. До сих пор дежурные звонят: «Николаич, тебя не хватает, мы с тобой как за каменной стеной были!». У меня такой авторитет в райотделе, что когда сверху прислали приказ о моем увольнении, коллеги не смогли мне об этом сказать - боялись. Я еще два месяца работал. Стал, правда, замечать, что при встрече глаза все опускают и краснеют. И только потом мой зам, на рыбалке, когда крепенько поддал под мою уху, признался. Настроение у меня было – хоть вешайся. На фоне переживаний гипертонический криз случился, я почти месяц в больнице лежал. Я очень любил свою работу, гордился тем, что я милиционер. И взяток, честное слово, никогда не брал. Поэтому сейчас подрабатывать приходится – кому сарай помогу поставить, кому баньку построить, домики старые реставрирую… Короче, делаю из говна конфету".

    "Криминогенная обстановка на селе спокойная. Разве что по пьяни кто-нибудь кому-нибудь морду набьет – не больше. Хотя был один эпизод неприятный. Мой сосед напился, зашел ко мне, и говорит: «Николаич, я два года на тебя нож в кармане носил, знаешь? Думал, как прикончить, но так и не решился. Одному мне не справиться было, а подельника я брать не хотел, сдаст еще...». И он не шутил. Три часа сидел у меня на кухне, душу изливал, плакал. «Прости, - говорил, - Николаич, что я тебя убить хотел».

    "Вельская колония, где Ходорковский сидел - это всего 40 километров от нас. Если постараться, оттуда можно сбежать, были случаи. Один раз мы месяц без выходных в пикете на дороге стояли, чтобы беглеца выловить, но он так и ушел. Из любой тюрьмы можно смыться, я уверен".

    "Не люблю заносчивых. Если ты не Бог, то не имеешь права с другим человеком свысока разговаривать. Я со своими подчиненными всегда на равных был. С начальством мне в этом плане тоже везло. Последний начальник, Алексей Егорыч, лучший в моей жизни. Обожал быструю езду, всё говорил: «Я не тормоз, не умею медленно ездить». А я ему: «Да ты и быстро ни хера не умеешь!». Он не обижался".

    "Последние годы в Верховажье строительный бум. Недавно приехал к нам мужичок из Москвы, богатый, он у вас адвокатом работал, купил участок в Рогачихе и поставил на нем трехэтажную гостиницу. Шикарные комнаты, с полатями, со старинной мебелью, с унитазом, горячей водой, борзые во дворе бегают с Рублевки – всё культурно. Австрийцы этим летом приезжали на охоту, так именно в этой гостинице останавливались. А мужик живет в ней почти круглый год. Я у него спрашиваю: «Володя, зачем это тебе?». А он говорит: «Я объездил полстраны, но таких закатов, как у вас, нигде не видел!».

    "Зависть – беда хуже пьянства. У нас один местный предприниматель построил хоккейную коробку по высшему разряду. Привез пластиковые борта из Казани, снегоуборочную технику, коньки закупил, сделал теплую раздевалку. И все равно в селе про него говорят: «Буржуй, 30 рублей за билет берет!». Идиоты, человек вложил миллион, а они считают, что 30 рублей за возможность ребенку два часа покататься – это много. При этом бутылка пива 60 рублей стоит, а они его каждый день литрами жрут!"

    "Кроме рыбалки у меня еще хобби есть – сказки сочинять. Могу прямо на ходу. Собираю внуков своих, сажаю на колени, и на два часа  что-нибудь про роботов, или пришельцев. Слушают взахлеб! У нас рядом есть детский дом, так меня специально туда звали, чтобы я рассказывал. Помню, там совсем проблемный мальчик был, от алкоголиков рожденный, мог ни с того ни с сего на дверь написать, или окно разбить. Он у меня всегда главным героем был во всех сказках. Если сабля золотая, то обязательно у Вадика, если войско, то значит Вадик – фельдмаршал. И он меня полюбил и начал слушаться. Я как приходил – он сразу ко мне на колени прыгал… Ой, да если бы платили  я бы только с детьми и возился. У меня у самого четверо, и никто не пьет, не курит".

    "Приехала к нам как-то поэтесса Боровицкая из Москвы, в местном ДК выступать. Сначала смотрела на нас, как на последнее быдло. Вся такая вальяжная, манерная: «Ой, да я только что из Парижа...». А потом, когда наши местные поэты стали свои стихи читать, вы бы видели ее глаза! Почти плакала! «Я и не знала, - говорит, - что в такой глуши столько талантливых людей!». А у нас полно их – поэтов, музыкантов, художников. Взять, например, Сергея Николаевича Истомина. Мастер перевоплощения! Я ему всегда говорю: «Будешь признан только после своей смерти». На последней нашей Алексеевской ярмарке он такое театрализованное шоу поставил – москвичам не снилось! Петр I, Ломоносов, князья, бояре – все были. А играли наши сельские мужики. Когда они в местный магазин за колготками пришли, чтобы выглядеть соответственно эпохе, продавщица подумала, что у нее белая горячка началась. Толпа мужиков женские колготки меряет!"

    "Я не религиозный, но в церковь иногда хожу. С местным отцом Георгием был даже дружен, пока наш архиепископ не отправил его в Череповец. Там секты, цыгане, наркота, он там нужнее. Очень умный мужик, фактурный. Однажды мы с ним по улице идем, а навстречу - маленький мальчик. Остановился, и пальцем на него показал: «Бог!». Не про каждого священника такое скажут. Сотни людей с области ездили только к нему. Хотя он никаких духовных академий не кончал. И судьба у него тяжелая: младший сын осужден за грабежи. С виду вроде вежливый мальчик был, начитанный, на гитаре хорошо играл, а ночью, как потом оказалось, ходил бабушек обворовывать".

    "Поступило однажды сообщение из дальней деревни, 60 километров от нашего села, о том, что совершенно бандитское нападение на старуху. Бабушка одна в большом доме живет, к ней ворвались вооруженные люди, стукнули ее, а из жилища все вынесли. Мы тут же помчались, вчетвером. Приезжаем по адресу, врываемся в дом, все такие в бронежилетах, с автоматами, смотрим – а всё вроде цело, и на бабке ни одной царапины. Но она на своем настаивает: трое в масках, с пистолетами, деньги отобрали… Мы для отчистки совести стали проводить осмотр помещения. Спускаемся в погреб, темнота, и вдруг – крик: «Стой, стрелять буду!». Потом пальба, стрельба... Оказалось, у бабки там магнитола стояла, и в этот момент по радио шла постановка какого-то детектива. Мы сразу поняли – привиделось всё старухе. Потом соседей стали опрашивать, они подтвердили, что она давно уже умом тронулась".

Источник: Евгений Левкович 


Виктор Гончаренко: Язь - рыба моей мечты!  

Виктор Гончаренко (Язь) - на Первом Канале!  

Язь на НТВ!   


Comments