Нагнись за ягодой – подними рубль!

    Для многих наших земляков, особенно в отдаленных лесных поселках, лето да ранняя осень – самая горячая пора. И денежная! Ибо можно заработать на грибах–ягодах. Да так, что этот «лесной навар» в кошельке поможет семье прожить и зиму. Не секрет, что в Рогна, Феклухе, во многих глухих деревнях района в традиционных, привычных секторах экономики много в последние годы не заработаешь. Но летом, как грибы после дождя, появляются заготовительные пункты. Приемщики-то, как правило, свои, местные. Хозяева – бизнесмены – далече. Кто – в Вологде, а кто и вообще в неблизкой Прибалтике.

    Занимался тут у меня пару лет назад ягодными закупками в районе один знакомый. Так хозяева его и уазиком – «буханкой» на сезон обеспечили, и пластиковыми бочками под продукцию, и солидной суммой денег для закупки брусники, клюквы и прочих даров верховажского леса.

    Но только вот что заприметил: наши-то предприниматели сами не больно в этот вид бизнеса рвутся. Конечно, иметь лесопилку привычнее. Да и прибыль     побольше. Но, может, разразившийся кризис поможет занять и ягодно–грибную нишу? Резервов-то здесь, оказывается, ого-го! И развитию этого сектора экономики начавшийся кризис, в общем-то, как утверждают специалисты, не помеха.

    В царской России на рубеже девятнадцатого–двадцатого веков доходы от экспортных поставок дикорастущих грибов и ягод за границу превышали доходы от экспорта древесины. Вот так-то! С тех пор своих дикоросов (так специалисты называют растущие в лесу, а не на плантации или в огороде грибы-ягоды) в Европе заметно поубавилось. А вот спрос на эти экологически чистые продукты за век с лишним не упал, а вырос. И цена, соответственно, поднялась. Вот вам и потенциал развития!

    А теперь несколько цифр. По экспертным оценкам, ежегодный эксплуатационный (промысловый) урожай грибов может составлять в России в среднем 2,2 миллиона тонн. Брусники – полтора миллиона тонн, клюквы – 1,1 миллиона, морошки и лесной малины – до 0,12 миллиона тонн. Специалисты-экологи утверждают: уровень эффективного, не наносящего урона природе потребления ее даров составляет 7 процентов среднегодовых запасов съедобных грибов. И до 30 процентов – клюквы, брусники, шиповника.

    И как мы используем этот потенциал? Общероссийских даже примерных данных не нашел. А вот экспертные оценки по нашему Северо-Западному федеральному округу (в который входит и Вологодчина) есть. От нас каждый год поставляется в Европу до 10 тысяч тонн клюквы, процентов на 20 меньше – брусники, 2–3 тысячи тонн черники, около полутысячи – морошки. На первый взгляд – немало. Но чуть подумаешь, сравнишь – ерунда! Оценок внутреннего потребления и перспективного спроса на грибы-ягоды, к сожалению, нигде не нашел...

*  * *

    Но вернемся в родные пенаты, в свой Верховажский район. У нас-то каков ягодно-грибной потенциал? Оказывается, соответствующие подсчеты и прикидки по этому вопросу были. Понятно, что названные ниже цифры достаточно условны. Каждый подберезовик в наших лесах на учет ведь не возьмешь, как и каждую кочку с клюквой где-нибудь на кочеварском болоте. Да и год на год не приходится. Недаром ведь в наших краях издавна различают лето грибное и негрибное... Но, тем не менее, соответствующие методики для расчетов есть.

    – По нашим оценкам, только в лесах гослесхоза можно ежегодно заготавливать 739 тонн ягод, – рассказывает Николай Леонидович Пахнин (отдел ЛПК райадминистрации). – Да в сельских лесах – 1260 тонн. Что касается грибов, то их ежегодный сбор может доходить до 167 тонн в сельских лесах и около тысячи тонн – в кварталах гослесхоза.

    Вот это потенциал! Вот это деньги! В лесных поселках знают закупочные расценки. И без моей помощи могут перемножить и получить возможный доход. Только не говорите, что этот потенциал у нас используется полностью. Далеко нет!

    За последние годы данных (даже примерных) по реальным объемам закупок дикоросов по району не нашлось. Но вот любопытные цифры за 2004 год. Тогда были выписаны лесобилеты на заготовку ягод некоему ООО «Вологодская ягода»: черники – 50 тонн, брусники – 50, столько же – клюквы. ООО «Наби» (тоже из Вологды) оформило тогда документы на 10 тонн черники, столько же брусники и на 30 тонн клюквы. Слыхали про такие фирмы? Вот и я нет! А между тем – серьезные игроки на ягодном рынке. Ибо частные предприниматели в том же году оформили бумаги только на заготовку одной тонны черники, двух тонн брусники и тонны клюквы. В реальности-то, может, и больше заготовили. Кто их толком контролировал?

    А райпо тогда закупило всего 200 килограммов брусники, тонну клюквы и три тонны черники. Так, во всяком случае, по отчетам, имеющимся в райадминистрации.

    Не думаю, что за прошедшие годы объемы сбора грибов и ягод в верховажских лесах так уж сильно изменились.

    Но лес ведь предоставляет еще другие возможности заработать! Вон братская Белоруссия, считай, захватила чуть ли не весь европейский рынок березового сока. Он там идет по весьма приличной цене. Считается природным целебным напитком. Хоть и продается консервированным. А ведь и мы можем в эту прибыльную нишу втиснуться! По оценкам специалистов, район без особого ущерба для природы может заготовлять до четырех тысяч тонн березового сока! Так что, будем ждать, пока за соком к нам приедут ухватистые купцы–заготовители из Вологды, пострадавшего от кризиса Череповца, из российской столицы? Или, может, сами расстараемся, проявим деловую хватку да сметку?

*  * *

    Одно дело – заготовлять да отправлять в города и за границу дикоросы. Другое – перерабатывать их. Знакомый земляк, живущий в Москве, как-то привез из столицы и со смехом показал баночку изготовленного в Западной Европе черничного то ли джема, то ли конфитюра. На этикетке внизу надпись на английском: мол, изготовлено из натурального российского продукта.

    Такой уж мы, видно, народ: гоним в Финляндию сырую древесину, чтобы закупить там мебельные гарнитуры. Газ в Германию, чтобы получить оттуда пластиковые изделия. Металл в разные страны, чтобы купить потом автомобили. И с ягодами, выходит, так же? Сколько же мы денег-то недополучаем? И в виде доходов для бизнеса, и в виде рублей, поступающих в бюджет!

    Нашел такую крайне любопытную экспертную оценку. Глубокая переработка ягод в 80-100 раз увеличивает первоначальную стоимость плодов! Из одной тонны клюквы, например, получается 700 литров чистейшего сока. Но ушлые переработчики просто так, в чистом виде, его в торговую сеть не продадут, а предварительно водичкой да консервантами разбавят, существенно увеличив стоимость.

    А кроме сока из этой клюквенной тонны в виде как бы отходов получается еще 300 килограммов жмыха. Который на деле – продукт ценнейший, так как идет он при современных технологиях на кисели, повидла, варенья, отвары. Соседи-финны – не дураки. Предлагают не только другим европейским странам, но и американцам эти самые продукты, изготовленные из «бросового» ягодного жмыха, в красивых упаковках.

    Наш-то верховажский бизнес чего спит? Конечно, заниматься розничной торговлей да пыхтеть на лесопилке как-то привычнее. До недавних пор и с деньгами все в порядке было. Но, может, пора и новые ниши осваивать? И для своего кармана в условиях кризиса лучше, и земляки-работники спасибо скажут!

    Говорил как-то с тем знакомым вологодским предпринимателем, который у нас закупки ягод вел. «Да, понимаешь, – говорит, – влезать еще и в переработку здесь просто накладно. Это же рефрижераторы, другое оборудование приобретать надо, лучше – западное. Какие инвестиции! А тут закупил у мужиков да бабулек где-нибудь в лесопункте ягодки по невеликой для меня цене, отправил в Москву – пусть уж там разные соки делают. И у меня навар в кармане, и забот особых нет!».

    Ну что ж, логика есть. Только ведь как получается? Отправил десяток тонн ягод в авторефрижераторе в Москву. А там из них 20 тонн другой продукции сделают. Минимум десятикратно более дорогой. Сколько же упускаем-то!?

    Валерий Сальников. «Верховажский Вестник»  3 апреля 2009 г.                                         

 

Comments