Далекий двенадцатый


Экономика Ваги: наша история

     В верховажском краеведении до сих пор  хватает «белых пятен». Нет, хронологию событий, их административно-политическую составляющую мы знаем достаточно подробно. Но вот когда дело касается экономики нашего края в прошлые времена... Для многих это сплошной «темный лес»!

    Простенький пример. До сих пор не утихают споры: хорошо или плохо жили важские крестьяне в дорево­люционные времена, перед Первой Мировой войной! Одни говорят - бедно, другие - зажиточно. При случае и песню можно вспомнить про «счастливый тринадцатый год». А как было на самом деле? Ответить на этот вопрос нам помогли журналы и документы Вельского уездного собрания и уездной управы, хранящиеся в отделе редких изданий Вологодской областной биб­лиотеки. Познакомиться с ними удалось благодаря сотрудничеству областных и наших верховажских районных библиотекарей. Спасибо им!

И еще одно. Оказывается, в годы  перед Первой Мировой  войной было проведено народнохозяйственное обследование Вельского уезда и входящих в него волостей, которые позднее составили Верховажский район. Любопытный документ! Вот на него и на выше названные и будем опираться. Время действия: 1910-1912 годы...

 

Верховажские волости

    В 1910 году в Вельском уезде жило 125 тысяч человек. Город Вельск и посад Верховажье - отдельные административные единицы. В после днем тогда было немногим более полутысячи жителей. Но посад был вторым по значению торгово-экономическим центром уезда.

    А теперь - о волостях, которые позднее составили Верховажский район. Заметим, что территориально они были куда больше нынешних поселений. В Шелотскую, на пример, входили и некоторые деревни сегодняшнего Сямженского района. Верховская волость - это нынешние поселения вокруг Верховажья. Проще говоря, современная территория Наумовского, Терменгского, Верховского, Климушинского поселений и даже вельская Угреньга. Такой вот административно-географический расклад...

    Итак, по состоянию на 1912 год население верховажских волостей было следующим.

    Верховская волость (самая крупная в уезде) насчитывала 14058 жителей. В ней было 154 деревни, 2375хозяйств, Шелотская волость - 8949 жителей, Кулойско-Покровская волость - 8258, Чушевицко-Покровская волость - 6990 человек, Морозовская - 4247.

    Все, больше волостей на территории современного Верховажского района тогда не было. Нетрудно подсчитать, что в них жило свыше 40 тысяч человек.

 

Крестьянский двор

    Крестьянство - основное на селение уезда и наших волостей. Понятно, что никаких лесопунктов тогда и в помине не было. Крестьяне, если нужно, в виде промыслов занимались и заготовкой древесины, и смолокурением, и прочей лесохимией.

    Согласно обследованию губернских специалистов, на одно важское крестьянское хозяйство в среднем приходилось такое количество скота (буду пользоваться терминологией тех времен): рабочих лошадей - 1,16; лошадей-подростков старше 1 года - 0,18; жеребят до 1 года -0,12; коров взрослых - 2,48; быков - 0,07; подтелков и бычков старше 1 года - 0,18; телят до 1 года - 0,51; свиней взрослых - 0,31; овец - 2,85.

    Можно, конечно, улыбнуться над этими сотыми долями лошади или овцы, но в скрупулезности спецам того времени не откажешь! Я сделал еще один неожиданный для себя вывод: а ведь скотины-то на среднем крестьянском дворе было не так уж и много. Нынче личные подворья иногда солиднее бывают! Тем не менее, скота в целом держали много. Вычленить поголовье в верховажских волостях не удалось. Но по уезду в крестьянских хозяйствах насчитывалось 26747 лошадей, 57226 голов крупного рогатого скота.

    Что пахали-сеяли? Посевная площадь по уезду составляла свыше 69 тысяч десятин. Без малого половину ее занимал овес. Вторая «уважаемая» культура - ячмень. И только затем уже шли рожь, лен, картофель. Под горохом и яровой пшеницей были заняты совсем уж незначительные площади.

    Урожайность тогда измерялась не так, как нынче, а в так называемых терминах «сам». Вот в 1911 году средняя урожайность ячменя была сам 8. Если перевести, то получается так: посеял 2 центнера на гектар, получил 16, в 8 раз больше. Овес тогда по лучили сам 4, ячмень - сам 6. Писали, что это еще не плохо, были и более неурожайные годы. В общем, по со временным меркам невысока урожайность!

    А удой на корову, с точки зрения нынешних крестьянина и зоотехника, и вовсе смешной - в среднем 32 пуда от коровы в год. То есть не многим свыше 500 килограммов. Скажи тогдашнему верховажскому крестьянину, что его потомки-земляки будут спокойно по 4 с лишним тонны молока в год от каждой буренки надаивать — он ни в жизнь бы не поверил! С такими надоями и производство сливочного масла было невелико. Но продукт этот был товарным. То есть шел на вывоз. В Верховажском посаде был тогда маслодельный завод. Его продукция шла, прежде всего, в Москву, затем в столицу - Санкт-Петербург, потом в Архангельск и другие портовые города для последующего экспорта за границу. Вологда и другие внутрироссийские города верховажского масла практически не потребляли. Вокруг Вологды своих маслоделен хватало.

 

С «катенькой» в кошельке

    Так тогда говорили про очень богатого мужика! «Катенька» - это сторублевая денежная купюра с изобра­жением императрицы Екатерины Великой. А уж пятисот рублевый «петенька» с портретом Петра Великого не у всякого купца в кошельке водился!

    Откуда деньги у крестьянина, если его хозяйство в ту пору было еще в значительной мере натуральным, а не товарным. Губернские специалисты делают обескураживший меня поначалу вывод: крестьянское животноводство в наших краях было в десятом-двенадцатом годах прошлого века убыточным. Средний годовой доход от коровы - 14 рублей 22 копейки, убыток составляет 5-39. Убыток от овцы - 2 рубля 54 копейки. Скажете, ерунда? На помню: не всякий мужик за год «катеньку» зарабатывал!

    Выход из положения был: отхожие промыслы. Вологодские специалисты подсчитали: в нашем уезде 75процентов всех годовых денежных поступлений крестьянин обеспечивал за счет промыслов. Таких людей и называли промышленниками.

    Что это были за промыслы? Самые разнообразные! На пример, заготовка древесины с последующим сплавом. Работали здесь крестьянскими артелями, нанимались к купцам-лесопромышленникам, а то и от казны денежки получали. Случалось, плоты сплавляли до самого Архангельска.

    Не менее денежный источник - то, что позднее назовут лесохимией. Добыча живицы, смолокурение, производство канифоли, скипидара, заготовка бересты. Тут уж обычно нанимались к купцам, или к богатым мужикам, организовавшим это дело.

    Распространено было кузнечное дело. Крестьянин и землю свою имел, и скот, да плюс кузницу содержал. Тоже считалось промыслом. Как и кирпичное дело (и индивидуальное, и артельное). Оказывается, и казенное лесное хозяйство на 77 процентов держалось за счет крестьянских рук. Был еще один источник казенных денег - можно было наняться на сезон или на сколько-то дней в неделю на ямщицко-почтовую службу. Изготовление льноволокна с последующей продажей купцам - тоже промысел. Был даже такой вид занятий, как товарное полупрофессиональное рыболовство. По моим прикидкам, в наших верховажских волостях не менее полусотни мужиков так подрабатывали.

    Наконец, был и отхожий промысел. Это когда крестьяне уходили или уезжали на заработки в дальние края. Знаете, куда в первую очередь? Как и сегодня - в Московскую губернию! Верховажские умельцы-строители были востребованы и в Ярославле.

    Одного, убей Бог, не понял: что означал в наших местах такой промысел, как «добыча минералов». А им, по статистике, тогда занималось около 1 процента мужиков с крестьянских дворов. Может, имеется в виду заготовка глины для последующего производства кирпича или керамической посуды? Сомовскую-то посуду совсем недалеко от Верховажья делали. Золота-серебра в наших местах точно не водилось!

    А вообще доходы крестьян были весьма дифференцированы. Классовое расслоение деревни - отнюдь не большевистская выдумка! Как раз в конце девятнадцатого - начале двадцатого века оно шло весьма активно. Что добросовестно и отмечают губернские да уездные чиновники и статистики.

    Были у нас и профессиональные рабочие. В Верховажье на постоянной основе тогда действовало два за­вода: кожевенный (принадлежавший купцу В.Д.Корейскому) и маслодельный. Так вот: в 1910 году среднегодовая заработная плата промышленных рабочих на этих двух производствах (совокупно) составила161 рубль 95 копеек. Подчеркиваю: не месячная, а годовая! Много это или мало?' Оказывается, в среднем по России тогда годовой заработок рабочего составлял примерно две с половиной «катеньки».

    Помню, когда еще жил на юге, делал исторический материал о строительстве Туркестанской железной дороги. Тоже начало двадцатого века. Старший машинист паровоза получал тогда там бешеные деньги - 80рублей в месяц (ровно столько же упитанных баранов мог на эту сумму купить), вдвое больше, чем его коллега с железных дорог Центральной России. Вот и считайте.

    У нас в Верховажье овца в 1910 году стоила подороже, чем в Средней Азии: 3-4 рубля, в зависимости от упитанности, возраста и сезона. Корову на посаде можно было купить за 30-37 рублей. Цена лошади доходила до 56.

    Но вообще о ценах того времени мы поговорим в следующий раз. Не менее увлекательная тема! Надеюсь, тог да читатель поймет, почему корову было выгоднее содержать не для молока, а для навоза. Почему так дешево обходилось у нас строительство новой избы и почему приобрести первые велосипеды в Верховажье могли только немногие...

 

©     Валерий Сальников.     "Верховажский Вестник"  24 апреля 2009 г.

Comments